Monastery Teaching in Nepal

 

Во многих европейских странах есть такая традиция: студент после окончания школы или колледжа не рвется сразу же работать и подниматься по карьерной лестнице, а отправляется путешествовать по миру, смотреть на другие культуры, прислушиваться глубже к своему «я». Этот период может длиться от нескольких месяцев до года, и довольно частой формой странствий является волонтерство. Так, молодые юноши и девушки не просто бесцельно шатаются по свету, но исполняют определенную гуманитарную миссию, вносят свой маленький вклад, а если программа еще и оплачивается, то имеют скромный источник дохода. Похожая история произошла и со мной. 

Окончив журналистский факультет РГГУ летом прошлого года, я мечтала отправиться в такое путешествие, которое бы совмещало туристический и гуманитарный аспекты. Помимо этого, на тот момент я всерьез увлеклась духовным развитием, читала эзотерическую и теологическую литературу, пыталась внести в свое сознание хоть каплю ясности среди сотен современных и классических учений и взглядов. Я знала, что хочу поехать в путешествие по волонтерской программе, но не могла представить ни направления, ни особенностей проекта. Проштудировав российские и зарубежные сайты на предмет волонтерства, я поняла, что есть два пути развития сюжета. Первый и наиболее сложный, - подавать заявки на разные бесплатные проекты, ждать и надеяться на удачу. Этот вариант пришлось отмести, потому что под поездку я отвела себе конкретное время и сорваться в другие даты просто не могла, плюс, длительность таких программ составляла как правило 2-3 месяца и в большинстве своем включала физическую работу на стройках, реставрацию старых зданий, работу на полях и т. п. Не могу сказать, что физическое развитие меня подвело и я бы не справилась с такого типа работами, но все-таки душа моя лежала к иного рода труду. Я для себя определила, что хочу преподавать английский и начала подбирать проекты именно в этой сфере. Пойдя по пути наименьшего сопротивления, я начала смотреть платные программы у зарубежных компаний. Да-да, вы не ослышались, волонтерство - вещь добровольная, но не всегда бесплатная. Большинство компаний предлагают организованные проекты, в стоимость которых включены трансферы в месте пребывания, проживание, питание и минимальная туристическая программа; авиабилеты, визы, страховка оплачиваются отдельно.  Стоимость зависит от конкретного направления, вида деятельности и длительности пребывания в той или иной стране, поэтому я сразу отмела Африку и Южную Америку - 3-недельные проекты туда стоили от 1 500 тысячи долларов, а такой вид деятельности, как wildlife (уход за дикими животными в национальных парках) и вовсе от 3 000 долларов. Но долго искать не пришлось, ведь как только я начала поиск в странах Азии и увидела программу под названием «Nepal monastery teaching volunteers», все встало на свои места. Я тут же подала заявку на месячный проект и уже через неделю меня одобрили. Никаких сертификатов о владении английским не потребовалось, единственное, меня попросили подготовить и переслать 2 документа - справку об отсутствии судимостей и справку от психиатра о состоянии психического здоровья, ведь работа с детьми подразумевает огромную ответственность и важно, чтобы учителя были как минимум вменяемыми людьми, за которых компания может поручиться. Кстати, о компании: я поехала от английской организации Real Gap Experience и теперь смело могу рекомендовать ее, так как ни малейшего нарекания у меня не возникло. Сразу же после моего возвращения я получила письмо от одного из кураторов в Катманду о том, что его команда основала еще одну волонтерскую организацию We Volunteer Nepal и они уже ждут волонтеров со всего мира, которые готовы принять участие в самых разных проектах на всей территории Непала. 

По приезде в Катманду меня и других волонтеров на три дня поселили в место под названием Happy House, где мы проходили обучение и последующую ориентацию в монастырь. Наш тьютор Юбрас провел краткий курс непальского языка, научил правильно здороваться, кушать, соблюдать основные обычаи и традиции, а также посвятил в элементарные основы кастовой системы Непала и немного ввел в историю Индуизма и Буддизма. Говоря о еде, следует сказать, что непальцы кушают правой рукой, не используя приборы, важно, чтобы во время еды центральная часть ладошки оставалась чистой, что для меня оказалось довольно трудно, ощущения, когда ешь долбат (рис с чечевичной похлебкой) руками, смешанные, - сначала немного странно и постоянно хочется взять ложку, но потом привыкаешь и это кажется уже естественным. Также в первые дни мы посетили основные достопримечательности Катманду - храмы, площади, парки. Честно говоря, город вызывает сожаление, нежели чем восхищение: после катастрофического землятресения летом 2015 года многие здания до сих пор разрушены, добавил масла в огонь и кризис с Индией - после принятия Непалом новой конституции Индия негласно разорвала все экономические отношения со страной, лишив Непал поставок нефти и газа, как результат - электричество отключали по пять раз на день, количество машин сократилось раза в 3, а те, что остались,  стоят непомерно дороже, горячая вода и обогрев зданий в зимний период стали привилегией. Мы передвигались только пешком, либо на местных автобусах, которые были настолько переполнены, что даже на их крышах не умещались пассажиры. После стихии город накрыла пыльная дымка, которая не проходит уже много месяцев, люди вынуждены надевать маски или дышать крайне загрязненным воздухом. Прогнозы развития Непала в экономическом плане неутешительны, поэтому любая помощь, особенно в удаленных регионах, приветствуется. Туристический поток медленно сходит на нет, и в деревнях, что находятся в горах на пересечении различных треков и маршрутов, тоже начинается нехватка средств.

Итак, через три дня после приезда меня и ещё одну женщину из Австралии определили в женский монастырь в 2 часах езды от Катманду. Мы разделили маленькую, но чистую и светлую комнату с двумя кроватями, раковиной, туалетом и холодным душем. Эта поездка научила меня ценить горячую воду, ведь мы должны были стирать вещи или принимать душ каждое утро под ледяной струей, когда температура в комнате едва превышала 15 градусов. Зато я научилась это делать за полторы-две минуты, чтоб не успеть замерзнуть окончательно. 

 Моё утро начиналось в пять...оно не манило ароматом бодрящего кофе, не пахло тёплой подушкой и накрахмаленными простынями. Оно рождалось далеким, но отчетливым звоном гонга, разносящимся птичьей песней по всем окрестностям...оно отражалось в росе на деревьях и рассеивалось в густом тумане...мое утро - дымчато-серое и холодное, оно медленно скользило по спальному мешку, ласково пощипывая открытые части тела и заглядывая в лицо первыми, ещё очень блеклыми и неуверенными лучами солнечного диска, обещая начало нового, неизвестного дня...

В первый же день начались уроки: мне выпала радость заниматься со вторым классом, в котором насчитывалось 10 детей в возрасте от 11 до 14 лет. Признаться честно, я до этого я никогда не работала с детьми. Если признаться ещё честнее, меня немного пугают совсем маленькие малыши, так как я не умею и не знаю, как себя с ними вести. Тот факт, что в монастыре мы занимались с девочками постарше, немного обнадёживал, но первый урок застал меня врасплох. 10 детей, которые едва-едва говорили по-английски, постоянно перекидывались между собой фразами на тибетском, смеялись, кричали, трогали тебя, дёргали, вопрошающе смотрели своим бездонными, словно маленькие колодца, глазами....я просто не знала, с чего начать урок, и так бы дальше и оставалась в ступоре, если бы Джунита (моя напарница из Австралии) не начала с простых игр а-ля сломанный телефон и пантомимы. Так, мы потихоньку начали общаться, узнавать друг друга. Помимо Джуниты, спасительным кругом и маяком мне послужили слова Ганди, биографию которого я в то время читала: “Служение без радости не помогает ни тому, кто служит, ни тому, кому служат. Но все другие удовольствия превращаются в ничто перед лицом служения, ставшего радостью”. Книга Ганди 'Моя Жизнь' резонировала с каждой клеточкой меня, она отражалась в тишине и спокойствии того места, находила отклик в детских молитвах и сверкающих любопытных взглядах девочек на общих обедах и ужинах. По вечерам мы пили тибетский чай, жирный и солёный, наполняющий изнутри и оставляющий на губах терпкий осадок, также как и слова, найденные на помятых страницах этой книги: “Истина подобна огромному дереву, которое приносит тем больше плодов, чем больше за ним ухаживают. Чем более глубокие поиски в кладезе истины вы будете производить, тем больше зарытых там сокровищ откроется вам. Они облечены в форму многообразных возможностей служения обществу”....Мне кажется, что в последние годы эти слова звучат ещё громче, ещё актуальнее и проникновеннее.

Дважды в день - в 5 утра и в 3-30 после обеда - мы ходили в храм на молитвы. Послушницы усаживались по обе стороны внутри монастыря, у каждой перед глазами были тексты мантр на тибетском, девочки помладше старались больше читать, старшие играли на инструментах и пели мантры наизусть, особо привилегированным можно было ударять в гонг. Если кто-то отвлекался, Ани (главная монахиня) кидала в них кусочки риса. Я тогда еще не знала, о чем и за что они молились, но хотелось быть причастной к этому таинству, поэтому я просто следовала их примеру, сложив руки перед собой в намасте и мысленно произносила значащие для меня строки, иногда по телу пробегала лёгкая дрожь, иногда мысли уносились далеко и только глухой удар гонга возвращал меня снова в это пока незнакомое место...

Однажды, когда в монастыре был праздник и нам предоставили свободное время, мы с девочками отправились в небольшое путешествие. Запасшись водой, незрелыми апельсинами и теплыми улыбками, мы начали подъем, который занял около 2 часов. К нашему удивлению, на вершине горы стоял ещё один монастырь, который мы тут же стали исследовать. Это оказался мужской монастырь, в котором было более 150 учеников, а главный монах, как только нас увидел и расспросил, сразу же пригласил разделить обед со всеми в главной столовой. Ну а мы, конечно, уже проголодались и приняли его предложение, не раздумывая. Жадно накинулись на горячий липкий рис с овощами, и уже потом я начала расспрашивать собственно о месте, куда мы попали. Девочки стеснялись первые полчаса, ведь столько мальчиков их не окружало ещё никогда, но любопытство взяло верх и потихоньку я стала подмечать их горящие глаза и мимолетные взгляды на происходящее вокруг. После обеда словоохотливый бородатый монах в бордовых одеждах был так добр, что поделился значением некоторых религиозных церемоний. Перед входом в храм вы должны сложить руки в намасте, приложить их ко лбу, губам и сердцу, а потом сесть на колени, расправив руки на полу и дотронувшись лбом земли. Когда намасте напротив лба, вы просите Будду простить вас за все плохие мысли и идеи, что приходили в ваше сознаете, когда намасте касается губ - это просьба о прощении за все неосторожно сказанные слова, которые могли обидеть и ранить, когда же ладошки складываются напротив Сердца, вы просите у Будды унять ваше беспокойное сердце и избавить душу от терзающих её страстей...и наконец, когда вы садитесь на колени, расправив руки и опустив голову, - это жест полного смирения перед Всевышним, согласие отдать свою судьбу в расположение его воли и просьба о благословении вашей души…Таким вот простым и красивым истинам научил меня Непал. 

Хочу от всей души поблагодарить всех, кто еще перед поездкой передал мне столько полезных и нужных вещей - карандаши и фломастеры, пластилин, различные детские книжки и обучающие карточки на английском, надувные шары и наклейки - все без исключения очень пригодилось и девочки были счастливы новым подаркам. Детскую одежду, в том числе и детские пинетки, которые специально сшила одна прекрасная девушка из Казани, мы раздали детям из ближайших деревень, так как послушницам можно носить только специальную одежду. Мне невероятно приятно осознавать, что общими усилиями мы осчастливили столько деток, подарили улыбки и зажгли искорки в их доверчивых и добрых глазах. 

Если бы моё путешествие было песней, то непременно Max Richter - Written on Sky. В обед я приходила на открытую террасу, выглядывающую на горы и ложилась на краешек стены. Включала эту песню и наблюдала, как высоко в небе парил орёл, лишая покоя остальных пернатых, как солнце медленно совершало свой ежедневный моцион, как с кухни доносились запахи специй и как деревья перешёптывались между собой, унося в самую чащу все сомнения и страхи...потом подбегала Истила (одна из самых младших послушниц) и начинала ласково перебирать мои волосы, ведь это было так необычно для неё, - иметь такую длину и не состригать её. Мы вместе смеялись, она кротко называла меня Мисс и ласково подзывала следовать за собой, ведь обед в столовой уже был готов…

В таком неспешном и размеренном ритме пролетели три недели, а в последние 7 дней я и другие волонтеры из Шотландии, Канады, Австралии, Германии, Англии и Австрии отправились в недельный трек в деревню Пунхил, что находится на высоте 3200 метров над уровнем моря. 

 
 

Мы обменивались эмоциями от накопленного опыта в монастырях, школах и образовательных центрах, кто-то из ребят на тот момент уже преподавал несколько месяцев, кто-то только-только приехал, в общем, мы жадно рассказывали друг другу свои истории, за которыми многочасовые пешие переходы пролетали незаметно.  Я никогда не забуду, как на 3-й день трека после 7 часов непрерывной ходьбы мы наконец пришли в деревню. Пришлось ждать 2 часа, пока включат электричество и мы всей командой грелись у печки…В заснеженных горах, в крохотной деревеньке 9 человек с разных концов Земли разделяли одно маленькое счастье - счастье быть живыми. А Гималаи, как и тысячи лет назад бесшумно наблюдали за происходящим. Все разулись и вытянули ноги к печке, громко попивая сладкий чай. Было почти темно и мы начали вспоминать разные походные песни, кто-то тихо запел Битлз Let It Be, со второго аккорда остальные подхватили; там были люди, которых мы и не знали, но это не имело ни малейшего значения, мы все понимали, зачем мы здесь и имел значение только один лишь миг настоящего. Через час-другой, когда стало совсем поздно, часть разошлась, а я и еще трое ребят вышли на улицу посмотреть на звезды…Боже мой, как же холодно было в ту ночь и каким удивительным было ночное небо. Такое прозрачное и низкое, на котором миллионы звезд светили сверху, нас накрыло звездным ковром, и чем дольше я смотрела вверх, тем больше звезд появлялось на небе. А потом вдруг кто-то очень тихо и мелодично запел рождественскую песню про красноносого оленя Рудольфа, который освещает Санте путь в ночи. Отчего-то на душе стало так радостно и грустно одновременно, захотелось остановить этот момент и насладиться им как можно дольше…Никогда не забуду звезды, смотрящие в мои глаза той ночью. 

 

Книги, прочитанные в дороге: 

Махатма Ганди - Моя Жизнь (автобиография)

Stephen Alter - Becoming a Mountain: Himalayan Journeys in Search of the Sacred and the Sublime

Everest. Reflections from the Top

 

The First Wave

 

Как ни грустно это признавать, но это последний (но отнюдь не по значимости) пост о путешествии на Камчатку в этом году. Как мы уже писали ранее, Тихий Океан произвел на нас сильнейшее впечатление, поэтому было решено посвятить ему отдельную главу.

Не хватит слов, чтоб вместить в них все ощущения, рожденные в момент соприкосновения с этой стихией. Казалось бы, ну океан, красиво, величественно, холодно, но когда подъезжаешь к береговой линии Халактырского пляжа, все слова срывает с губ  соленый ветер, оставляя вместо них смешанное чувство восторга, ошеломления и потрясения. Это было за гранью человеческого понимания красоты. 

Океан - необъятный живой организм, который невозможно покорить. Его надо уважать, с ним можно говорить, и самое главное, - его надо слушать. Часами. Днями. Неделями. Медитативный шум моря, щекочущий ноги шуршащий песок и крики чаек сливаются в морскую симфонию, по красоте и мощи превосходящую любые концертные выступления. Помню, в первый день пребывания у океана мы просто гуляли, сидели у воды, наблюдали за волнами, приходящими с самого горизонта. 

На ночевку мы остановились в серферском лагере Snow Wave, который поддерживает Quiksilver. Летом лагерь открыт для всех желающих поймать волну, здесь преподают лучшие райдеры Дальнего Востока. Кто бы вообще мог подумать, что в таких условиях можно кататься, - а где же пальмы, солнце, пиноколада, белый песок и лазурная вода? Нет, друзья, Камчатка не про это. Здесь катаются люди, лишенные того комфорта, каким хвастаются австралийские серферы, зато им доступны другие вещи, куда более ценные. После того, как мы 2 часа плавали в 5-мм костюмах бок о бок с нерпами, преодолевали волны в 2-3 метра высотой, глотали соленую воду, тонули под стеной океанской стихии и снова плыли дальше от берега в океан, мы это поняли и вряд ли променяем это чувство на что-то другое. 

Помнится, каким кайфом было после морской прогулки пойти сварить густой суп и попить иван-чай. Кружка сразу кажется такой согревающей, чай более насыщенным, а суп...ммм... суп вообще не передать! 

Один раз мы сделали над собой усилие и встали в 4 утра, чтобы поехать встречать рассвет на океане и поснимать Тараса, когда он будет кататься. В 5 утра солнце уже окрасило волны и пену в перламутровые оттенки, на пляж стали выбираться первые серферы, чтобы сделать разминку, а мы доставали экспонометр и готовили фотоаппараты.

Стоит ли рассказывать, что во время съемки Тараса бросало в разные стороны и сносило волнами, периодически мы теряли маленькую точку, качающуюся на волнах, из виду, и тогда не шутку начинали волноваться. Слава Богу, Тарас не новичок, и как справиться с такой стихией, знает не понаслышке. Мы были практически одни и чувство радости и детского восторга не покидало ни на минуту. Мы бегали как ошалелые вдоль берега, впивались руками в мокрый черный песок, подавали какие-то условные сигналы, придуманные в то же время в том же месте, не удивительно, что Тарас не понимал ни один из них.

Мы жили.

Когда, наконец, мы дали отмашку выбираться из воды, солнце не на шутку разыгралось и прогнало все тучи с неба, оставив приятную дымку, рассеивающую жесткий свет. Потихоньку стали подходить другие люди, приходили семьями, парочками, да и в одиночку, чтобы насладиться теплым летним днем, устроить пикник, побросать бумеранг, да и просто предаться простым радостям жизни, столь далеким от постоянного кипения и бурления в большом городе.

Обсохнув, собравшись, мы довольные и немного уставшие, осознали, что жутко голодные и почти наперегонки побежали в лагерь подкрепиться. Там нас встретил 4-месячный щенок хаски по имени Кая, с которым мы очень сдружились, особенно Тарас! Пришлось поделиться с ним львиной долей нашего пайка, ну а как иначе. 

Аппетитный хруст хлебцев и чавканье всевозможными снэками быстро разбудили оставшуюся часть лагеря, и спустя полчаса уже все вместе мы сидели за столом, рассказывая, какое замечательное утро у нас выдалось. Эмоциональные восклицания и непрекращающиеся жестикуляции можно было заметить аж с берега. 

 

Carmencita Film Lab

 

Еще в июне этого года, когда было тепло и солнечно, мне посчастливилось побывать в нашей с Ярославом любимой лаборатории Carmencita Film Lab в Валенсии. Она расположена в модном районе Rusafa, где живет творческая богема Валенсии, из соседнего окошка можно подглядеть, как художник наносит на мольберт первые мазки, а в кафе встретить молодого архитектора, проектирующего свое первое здание. 

Альберт с удовольствием устроил подробную экскурсию по каждому уголку лаборатории, а мне посчастливилось поговорить с ним и его партером Мигелем о том, как ребята три года назад решились на такой смелый шаг, какие сложности их ждали и во что это все вылилось. Обо всем этом можно почитать в интервью в октябрьском Veter Magazine

Атмосфера в лаборатории царит творческая, но при этом очень сосредоточенная: каждый занят своим делом, никто не отвлекается и старается максимально точно делать свою работу. Новые катушки аккуратно разложены по полкам, заказы висят на прищепках, а проявленные пленки бережно сушатся на железном подвесном рейле. Иван, ответственный за проявку пленок, работает с точностью до автоматизма. Вставив в уши наушники, он быстро и четко разматывает отснятые пленки, кладет их в специальный бокс, а потом и в огромную проявочную машину. Словно шеф-повар, отмеряет необходимое количество химических добавок и как по рецепту добавляет нужную пропорцию разноцветных жидкостей и порошков. Я отсняла пару катушек и вместе мы их проявили, и какое же это было чудо - видеть свои кадры меньше чем через полчаса после щелчка затвора. 

На тот момент Альберт обучал трех новых сотрудников и до ночи зависал в лаборатории, а мне отвели отдельное небольшое местечко, где я удобно расположилась с ноутбуком и тоже занималась своими делами. Мы все вместе ходили на обед, шутили и смеялись, я пробовала специфичную каталонскую кухню и удивлялась, насколько испанцы любят собак и везде их берут с собой. 

А вот и вся дружная команда Carmencita Film Lab, одержимая пленочной фотографией. Те самые люди, что проявляют и сканируют наши пленки, отвечают на письма и следят, чтобы каждая пленка дошла до своего автора. Страна, как говориться, должна знать своих героев! В данном случае - фотографы должны знать своих помощников, без которых бы не случилось никакого волшебства. 

Nos Vemos promto, amigos!

 

Where The Road Ends

 

Для меня слова "влюбленность" и "вдохновение" всегда были чем-то неразделимым. Потому что как ни крути, а когда ты влюблен, ты вдохновлен, полон сил и энергии, готов созидать, а когда ты чем-то вдохновлен, ты волей-неволей немножечко в это влюблен, пусть это будет место, человек или книга. Наверное, поэтому, когда нас что-то очень глубоко трогает, мы прокручиваем это в сознании, осмысливаем, возвращаемся к предмету восхищения снова и снова и говорим: "я буквально влюбился в этот фильм!", "это место влюбило меня в себя", "невозможно не влюбиться в этого человека!", и так далее...И наверное, поэтому нам так важно пребывать в этом состоянии, ведь без влюбленности и вдохновения сложно сотворить нечто поистине достойное, что идет из таких глубоких уголков нашей души, что невозможно описать словами, можно только почувствовать. 

Почему я вообще начала про это говорить, потому что мы начали замечать за собой, что не хотим притворяться прежде всего перед самими собой, что мы что-то создаем, если в реальности это таковым не является. Это сложно объяснить, но когда делаешь что-то одно на протяжении долгого времени (возьмем, например, фотосъемку), в какой-то момент это становится обыденным, мы больше не удивляемся этому, не в той степени, в какой хотелось бы, отдаемся эмоционально. А потом мы стремимся убедить себя же, что это уже работа, это нормально, что может, нет такого куража и отдачи. Так вот, это все бред. Если хочешь создавать что-то, то надо делать это с полной осознанностью, влюбленностью в свое дело и вдохновением. Тогда и только тогда случится волшебство. А вдохновение - словно волшебная палочка - один взмах! И чудо случилось. 

После поездки на Камчатку мы снова вспомнили это чувство, когда ты существуешь "здесь и сейчас" и забыли про "вчера и завтра". В большей степени мы обязаны этому нашим дорогим и уже ставшими абсолютно родными Тарасу и Тане. Через них мы влюбились в Камчатку, мы влюбились в них и в искусство жить. Спасибо...

Каждый день мы тратим столько времени на дорогу, общение с людьми, которое не приносит абсолютно ничего, на ежеминутное обновление соцсетей, уборку, нелюбимую работу, что в непрекращающейся рутине забываем жить. Как сказала мне недавно хорошая подруга, постоянная занятость с утра до вечера в современном обществе стала обязательным атрибутом успешного человека, показателем его высокого социального статуса. Ведь только бездельники валяют дурака и слоняются без дела. Так вот, этот пост посвящен счастливому ничегонеделанию  и абсолютному миросозерцанию с Таней и Тарасом на Камчатке, трудоголикам - просьба воздержаться от чтения! Кстати, большое интервью с ребятами, где они рассказали о проекте "Береги Камчатку", о жизни на Камчатке и своей работе, можно почитать в крутом блоге Simple&Beyond

В первых днях нашего пребывания мы очень хотели устроить ребятам небольшую фотосессию и все вместе поехали на океан. Переночевав в лагере Snow Wave, мы встали ни свет ни заря и погнали вдоль берега на невероятно крутой машине Тараса Toyota FJ Cruiser. На какой-то момент мне показалось, что мы все превратились в детей, потому что как маленькие радовались пролетающим мимо чайкам, высматривали нерп, любопытство гнало нас пробраться во все возможные и невозможные места, попытаться пересечь речку (безуспешно!), подъехать максимально близко к берегу, разглядывать ракушки и водоросли, которые принес океан. Глупо это все? Может быть, но тогда это все было слишком наполнено смыслом, чтобы терять его теперь. Вспомните, ведь еще Князь Мышкин из "Идиота" говорил, что "через детей душа лечится". Вот и мы лечились друг через друга, вспоминая, как ведут себя дети, непосредственно и наивно, потому что все для них новое, необычное, все - чудо!

Помню, увидели впереди целую стаю отдыхающих на пляже чаек. Тарас остановил машину в метрах 200, а Ярослав с Таней вышли, и ни на секунду не оглядываясь, побежали вперед. Так и мчались, пока чайки тонкой косой не взмыли в в воздух, унося за собой последнюю надежду сделать красивый кадр. Что ж, тот кадр все равно останется у нас в памяти, дополненный шумом океана и птичьими криками.

Таня - человек природы, отданная ей сердцем и душой. Она ее чувствует, понимает, слышит. Она может бегать босиком по холодному пляжу, заливая своим смехом все побережье, а может просто прийти на берег, лечь на живот и растянув руки, как будто пытаясь обнять Землю, уткнуться лицом в черный песок и пролежать так час-другой. Мало кто знает, что Таня родом из сибирского города Надым, и переехала на Камчатку уже после знакомства с Тарасом. Но поверьте, никто другой ТАК не любит это место, не восхищается им и не отдает всего себя на то, чтобы сберечь этот уникальный край. Мы заслушивались ее рассказами, как они нашли на берегу малыша ларгочки и помогали ее спасать, как Таня вдохновляется Камчаткой и делает свои потрясающие рисунки для "Береги Камчатку", как они с Тарасом ходят в ежегодные экспедиции, где устраиваются невероятные концерты классической музыки прямо на вулканах, лавовых полях и в красивейших долинах. Мы не могли надышаться ее чистой, красивой душой и добрый сердцем.

Тарас - человек-приключение, спонтанный, заражающий своим желанием исследования, жадный до знаний, невозможно добрый и по-детски любознательный. Мы надеялись, что он станет для нас хорошим гидом и проводником, но не могли и мечтать, что найдем дорогого друга. Этот человек - неиссякаемый источник идей, он постоянно меняет планы, но это не плохо, потому что в одну секунду он решает, что мы вместе отправимся в 4-х дневное путешествие на вулканы, а в другую мы уже пакуем рюкзаки и выдвигаемся на красивейший мыс встречать закат. Есть приятное очарование в такой незапланированности, потому что то, чего ты не ожидал, производит самое сильное впечатление. Тарас посеял в нас семя познания и исследования этого мира и самих себя (ведь мы тоже его часть!), которое мы бережно взращиваем последние несколько месяцев.

Вместе эта парочка - просто оплот любви, взаимоуважения и гармонии. Они сразу нас приютили у себя в квартире на первые несколько дней, а потом мы так сдружились, что не смогли больше расстаться. Так у ребят случились незапланированные каникулы, чему мы все были невероятно счастливы. Исследовать Камчатку в их компании стало лучшим подарком судьбы.

Знаете, ребята нам подарили столько удивительных моментов, что трудно выделить что-то одно. Запомнилось, как в сумерках мы мчали с подножия ключевских вулканов на машине. В колонках играла The Comeback Story by Kings of Leon, мы все немного приплясывали на своих сидениях, крутые завороты на пути только усиливались под звучные ритмы песни, в салоне витал приключенческий дух и невесомая грусть от осознания, что все это скоро закончится. Никто не сказал это вслух, да и не надо было. Мы все были зачарованы моментом происходящего. Проносились мимо горы, деревья, воздух медленно становился холоднее и холоднее, и вот, песня уже подходила к концу, и как же хотелось схватить цепкими руками то самое мгновение и не отпускать, до того оно было прекрасно...

Целая история приключилась с нами, когда мы преодолевали (именно так!) 600 км по отсутствующей трассе, чтобы добраться до Толбачика. Зима в этом году пришла поздно, поэтому в июле все только начинало таять в горах, из-за этого уровень в реках стал подниматься. И вот, когда мы добрались до речки, которую подразумевалось проехать на джипах, стало понятно, что подходящим глаголом будет не проехать, а переплыть. Вот тут и произошло посвящение Тараса в джиперы. Перед "погружением" все вышли из машин оценить ситуацию, было принято решение связать машины тросами между собой, что впоследствии оказалось просто "спасательным кругом". Когда-таки водители отважились ринуться вперед, речка показала себя во всем своем могуществе. Уже, казалось бы, на финишной прямой течение усилилось, глубина возросла, и Тарас буквально всплыл на своем оранжевом друге и уже было поплыл по течению, как наша первая машина, которая была более грозным соперник ом такой стихии, героически вытащила всех. Когда мы выбрались, с обеих машин текли ручьи и под каждой образовалось маленькое болотце, зато радостные крики и восклицания сделали оставшиеся 150 километров пути.

По пути на Ключевские вулканы мы с Ярославом читали книгу Into The Wild, и одна фраза просто врезалась в голову порывом ветра, спрятанным между строк: 'Не попробовав, мы даже не представляем себе, сколько внутри нас существует неуправляемых желаний, манящих, даже вопреки голосу разума, через ледники и водные потоки да в опасные высоты'. Эти слова стали проводником в том небольшом путешествии.

4 дня без связи с внешним миром, но связанные желанием открывать новые неизведанные места, покорять вершины и покоряться могуществу и величию природы, слушать сердце Земли и прислушиваться к нашим собственным мыслям и голосам. Сотни километров дороги, десятки выпитых кружек чая и отснятых катушек пленки, пару опустошенных пакетиков с семечками и целое море родившихся и пока не высказанный слов, километры застывшей лавы и такой же застывший в горле комок из смеси восторга, восхищения, смятения и желания никогда не останавливаться. Мы потеряли счет времени, дней недели и комариных укусов, а нашли настоящий дух приключений, сопровождавший нас на пути на ключевские вулканы, в глубинах вулканических пещер и на вершинах чернеющих конусов. Он растворился в дыму костра и пробрался в расщелины когда-то огненной земли, оставив на душе тихо тлеющий уголек обновленных нас.

Пока мы были на Камчатке, то жили у ребят, и скажу я вам, так тепло и по-домашнему мы не чувствовали себя даже дома в Москве. Таня по утрам готовила кашу, на ужин радовала потрясающим камчатским крабом в сливочном соусе, один раз у нас состоялся семейный ужин с родителями Тараса, а на четвертый день нашей поездки из Надыма приехала Танина мама. Казалось бы, вечное противостояние - отцы и дети, разность поколений, но нам было невероятно комфортно с ними всеми. Все друг у друга учились, делились историями. Папа Тараса - вообще человек, заслуживающий отдельного повествования. Еще в молодости увлекшись йогой и восточной философией, он пронес это мировоззрение через всю жизнь, много раз был в Индии в його-аюрведических центрах, уже много-много лет не ест мясо, в общем, всего и не рассказать, но от этого человека веет такой мудростью, глубиной и проницательностью, что невольно хочется стремиться быть лучше. 

По вечерам мы с ребятами смотрели фильмы, делились личными и не очень историями, вдохновляли друг друга своими примерами. Что нас поразило, так это одна история из жизни Тараса. Несколько лет назад он совершил потрясающее путешествие: под патронажем компании "Экспедиция" он вместе с небольшой командой таких же отчаянных, как он, романтиков, проплыл половину Северного Морского Пути (от Мурманска до Архангельска) на катамаранах! Это не просто путешествие, это целое испытание, ведь те воды, природа и климат, действительно суровы и проверяют человека не только на прочность, но и на вшивость. Жить 2 недели на катамаране с командой из 6 человек, вести дежурства, готовить, встречать шторма, искать места для причала...Завороженные, мы слушали эту историю и подумали, что такие экспедиции не могут не изменить человеческой души, закалить ее и сделать прочнее. Когда-нибудь и мы предпримем что-нибудь подобное! 

3 недели, проведенные с ребятами, изменили нас в лучшую сторону. По приезде домой мы очень по ним скучали и скучаем до сих пор, но мы приобрели таких бесценных друзей, что просто не сможем их больше отпустить. Слишком глубоко они проникли в сердце, чтобы оттуда исчезнуть. Нам не терпится дождаться следующей весны, ведь мы планируем вернуться на Камчатку, и на этот раз отправиться в горы кататься на досках, а это значит, новое приключение, новая влюбленность, новая история...

 

My Kamchatka Notes

 

Слова твоего языка обозначают предметы и действия, но мир не состоит из предметов и действий.
- Из чего же он состоит?
- Из того, что ты о нем думаешь.

(с) Хохот Шамана

Мы уже несколько лет путешествуем по России, и Камчатка всегда была одним из заветных направлений. Вы только представьте: более 150 вулканов на территории полуострова, гейзерные долины, которые есть только в пяти частях света (Новая Зеландия, Исландия, США, Чили и Камчатка) и 34 климатические зоны. В нее влюбляешься еще из окон иллюминатора, когда видишь изрезанную заснеженными конусами поверхность.

По пути к Петропавловску-Камчатскому на одной из дорог стоит памятник: мама-медведица с малышом-медвежонком, а в зубах у нее красный лосось, и внизу подпись – «Здесь начинается Россия». Невольно просыпаются патриотические чувства к родине, когда видишь ее величие и бескрайние территории. Камчатка – «Огненная Земля», уникальная и мало исследованная. Нам кажется, каждый россиянин хотя бы раз в жизни должен там побывать, чтобы до конца понять страну, в которой мы живем и не жаловаться, что в России некуда ездить и нечего смотреть. 

В общей сложности мы пробыли на Камчатке около 3 недель, но этого оказалось категорически мало. К сожалению, поняли мы это уже по приезде, когда начали составлять маршрут и план поездки. Ввиду отсутствия дорог основным транспортом здесь являются джипы, тут надо уточнить, - настоящие джипы, с огромными колесами и поднятой подвеской, проходимые и надежные, потому что суровые ландшафты другого не потерпят. Перемещения все довольно длительные, даже на домашние вулканы, – от 2-3 часов в одну сторону, плюс многочасовые восхождения. Надо быть изначально готовым потратить достаточно времени на дорогу. 

Каждый новый день на Камчатке дарил состояние полнейшего восхищения и благоговения. Мы засыпали с желанием поскорее опять проснуться и подойти к окнам квартиры, ведь из них виднелись белые конусы вулканов. Все время казалось, что кто-то прилепил фотообои. Многие камчадалы (никак не камчатцы, господа!), прожив на Камчатке всю жизнь, до сих пор удивляются, когда из-за туч показывают свои шапки Корякский и Авачинский вулканы.

Мы посетили не так много мест, как кажется, но каждое из них запомнилось по-особенному. Самое яркое впечатление оставил Толбачинский Дол, извергавшийся 2 года назад. Мы гуляли по лавовым полям, где из трещин и разломов выходили горячие газы, а поверхность на вершинах лавовых конусов не остыла еще с извержения 1975 года (!). «Извержение Большого трещинного Толбачинского извержения (БТТИ) является одним из наиболее примечательных феноменов XX. В ходе этой природной экологической катастрофы почвенно-растительный покров был уничтожен полностью на площади около 500 км2». Гуляя по мертвому лесу, засыпанному вулканическим шлаком на несколько метров или забираясь в лавовые в пещеры на 3-4 метра под землю, не покидает мысль ничтожности человека на этой Земле и могущества природы. Здесь просыпается желание творить - рисовать, писать, петь, заниматься йогой, да что угодно. Просто хочется тоже быть причастным к таинству созидания, как это делает природа многие тысячи и миллионы лет.

Отчетливо запомнилась ночь на Северном Прорыве. Лежишь себе в палатке, укутанный в спальный мешок, сверху подглядывают миллионы звезд, а снизу недра Земли так близко подбираются к поверхности, что как будто чувствуешь их толчки и сдвиги. Вулканическая Земля так же быстро забирает тепло, как временами его отдает, после заката температура в течение получаса падает на 10-12 градусов. Все попытки услышать какие-то звуки тщетны, тишина в лагере давящая. Ни ветра, ни каких-либо голосов или криков животных. Ничего. Мы же приезжие - привыкли засыпать под звуки большого города.

Однако на "Земле Медведей" другие законы и порядки. Коренные народы Камчатки - этельмены, коряки, алеуты и эвены - до сих пор ведут изолированный образ жизни: живут в юртах, пасут оленей, режут по дереву, заготавливают рыбу и проводят древние шаманские обряды. У них сохранились практики, неведомые и непонятные нам. Камлание и танцы с бубном могут показаться атавизмом настоящего, но может, мы просто ничего об этом не знаем? Вряд ли кто-то может похвастаться, что наблюдал, как старый коряк, старейшина своего племени, призывает погоду, напевая незнакомые слуху мотивы, или разговаривает с медведем, прося у него прощения за то, что вынужден его убить. 

Мы потеряли связь с природой, когда покрыли зеленые поля и леса бетоном, когда вместо выходных у озера мы срываемся в модные кафе и рестораны и когда брезгуем проводить время в лесу, потому что "там же столько насекомых!". А вы попробуйте прийти на берег океана и просто лечь там, вытянув руки и врезавшись пальцами в щекочущий песок. Пролежите хотя бы час, закрыв глаза и прислушиваясь к Земле, чувствуя ее медленное и тяжелое дыхание, и может тогда, внутри проснется что-то давно забытое, но такое естественное, и  мы сможем взглянуть на мир другими глазами. 

Сотни километров выжженного пеплом и шлаком леса оставляют жутковатое ощущение. Мы проезжали эти высохшие безжизненные верхушки и не могли представить, какой силы стихия должна была обрушиться, чтобы оставить после себя такое.  Но знаете, в чем магия природы? В силе ее перерождения. Подобно фениксу, рождающемуся из пепла, спустя 2 года после извержения на месте черной безжизненной пустыни снова виднеются зеленые клочки земли. Один за одним, маленькие кустарники и деревца, селятся вдоль дороги. Жизнь возвращается, потому что природа другого не допустит. 

До сих пор вспоминаем экстремальные условия во время восхождений на вулканы Мутновский и Горелый. Ветер был такой силы, что сносил телескопические палки и мешал смотреть вперед, видимость из-за плохой погоды едва достигала 4-5 метров, а влажность была настолько высокой, что мы промокли изнутри. Тем не менее, это только усилило впечатление от поездки, показав, насколько непредсказуема природа Камчатки. Говоря о погоде, стоит сказать пару слов об экипировке, потому что ей пренебрегать ну никак нельзя. Ваш обязательный комплект должен включать: треккенговую обувь, непродуваемую и непромокаемую куртку с мембраной из гортекса, флисовые кофты и термобелье (включая носки!), шапку, непродуваемые штаны,  купальник (не удивляйтесь), дождевик, запасную пару обуви и перчатки. Зачем столько всего? Потому что погода на Камчатке меняется слишком часто, и нужно быть подготовленным к любым ее проявлениям. На вершинах бывает страшный ветер, у океана может вдруг пойти дождь, в центральной части Камчатки температура достигает 30-35 градусов и захочется остаться в одной футболке, а в термальных источниках можно полежать и в одних плавках.

Сильнейшее впечатление произвел Тихий океан. Черный песок и волны высотой 3-4 метра завораживают, многокилометровая линия Халактырского пляжа усеяна серферами, но серфинг здесь отнюдь не такой, как в теплых странах. Ребята одевают 5-мм гидрокостюмы и плавают бок о бок с любопытными нерпами. 

Гуляя однажды вдоль берега, мы наткнулись на мертвую чайку. Ее тело уже иссохлось, перышки выдергивал и уносил с собой ветер, а из области живота морские членистоногие построили целый замок, натаскав туда песка, морских водорослей и останки ракушек. Это не было отвратительно или некрасиво. Это чайка была одним маленьким звеном в большой цепочке жизненных циклов и было интересно наблюдать, как они сменяются, и при этом всегда за смертью следует рождение. Как когда-то говорил Муфаса из Короля Льва: "We are all connected in the great circle of life".

Живя на океане, система ценностей в корне меняется, наша главная болезнь века - материализм - теряет свою сущность сама собой.  Когда первый раз входишь в океан, одолевают противоречивые чувства. С одной стороны, вода пробирается под гидрокостюм и он быстро намокает, с другой, - он отлично сохраняет тепло и несмотря на 14-градусный океан, плавать очень комфортно. Сразу же первое испытание - преодолеть лайнап. Мы уверенные в себе, немного наивные, с улыбкой на лице встречали 2-3 метровые волны, которые лихо эту же улыбку и смывали, переворачивали головой вниз и наполняли рот/нос/уши соленой водой. Ну, так еще веселее и азарт появляется, когда все-таки перескакиваешь через очередную стену воды. С берега кажется, что океан дружелюбный, в воде все иначе. Тебя бросает из стороны в сторону, накрывает, переворачивает, и только когда начинаешь чувствовать океан, замечаешь, что после нескольких больших волн стихия успокаивается и гостеприимно приглашает проплыть чуть дальше. А там - спокойное металлическое поле, чуть заметно дышащее вверх-вниз, ты садишься на доску, закинув ноги по обе стороны от нее, выплевываешь последние капли воды, и щурившись, вглядываешься в горизонт, пытаясь рассмотреть хоть слабые очертания какого-то края, но его нет. Как нет и самого горизонта, утонувшего в океане и растворившегося в облачной дымке. 

Что касается сложностей организации поездки на Камчатку, то они, безусловно, есть. Во-первых, до Камчатки не так дешево добраться, особенно если лететь из Центральной России. Мы несколько месяцев следили за акциями авиакомпаний, чтобы купить относительно недорогие билеты. Так вот, адекватная цена за перелет туда-обратно 18-25 тыс, дороже брать бессмысленно. Во-вторых, нормальных отелей в Петропавловке-Камчатском просто нет. Есть два варианта с жильем: первый - снимать квартиру, что понравится далеко не всем, второй – поселиться на какой-нибудь базе за городом. Преимущество второго варианта в том, что вы будете жить недалеко от вулканов рядом с природой, купаться в термальных ваннах и наслаждаться видами, но в то же время передвижения будут еще сложнее, так как до города станет ехать около часа, соответственно, в другие направления, которые не по пути, гораздо дольше. Но тут все зависит от ваших начальных целей.

Хочется дать еще парочку практических блиц-советов перед поездкой. 1) Всегда и везде берите рипиленты в большом количестве. Комары на Камчатке злостные, если не сказать мутированные, особый вид, почти не реагируют на любые защитные средства, и ходят слухи, что в особых зарослях и чащах вообще могут дать сдачи 2) Во избежание встреч с медведями не ходите по лесу одни, а если все-таки решились, громко разговаривайте и издавайте побольше шума 3) Не тратье лишние деньги на популярную Долину Гейзеров (поездка 6 часов стоит 37 тысяч на человека), а лучше отправьтесь на дачные источники, так как увидите все то же самое, только в маленьком масштабе 4) будьте готовы, что ваш изначальный маршрут канут в лету, так как погода настолько непредсказуема, что все планы решаются на месте 5) всегда берите с собой побольше быстрых углеводов на восхождения, так как кушать захочется через 30 минут после начала. Подойдут сухофрукты, шоколадки (нас спасали твиксы и сушеные манго), какие-то быстрые снэки 6) всегда берите с собой запасной комплект одежды и обуви 7) не пренебрегайте специальными водонепроницаемыми чехлами для техники, она скажет вам большое спасибо 8) Не поленитесь встать хоть раз в 3 утра и встретить рассвет на океане 9) Обязательно сходите на центральный рынок, купите камчатского краба и приготовьте его в сливочном соусе с куркумой или другими пряными специями 10) В любой непонятной ситуации Берегите Камчатку!

Камчатка – удивительная земля, где происходят удивительные вещи. Во время путешествия на каяках мы познакомились с  немцем по имени Олаф. Так вышло, что мы втроем остались на берегу бухты Тихая, пока первая группа уплыла покорять гроты. Разожгли костер и стали делиться своими историями. Олаф на то время уже 2 месяца путешествовал по России. Мы разговорились, он поведал про свои странствия, сказал, что весной летал в Непал помогать своим друзьям оправиться от землетрясения и еще много интересных рассказов. Проникнувшись этим человеком и его тяге к путешествиям, мы попросили сделать пару портретов на память. Спустя дней 6-7 мы возвращались с ключевских вулканов и за 300 километров до города остановились в какой-то заброшенной деревне, где стоят от силы 3 дома и заправка, припарковали машину и пошли к крохотной палатке купить мороженного. Какого же было наше удивление и восторг, когда за пластмассовым столиком в этой забегаловке мы увидели знакомое лицо! Мы долго не могли поверить, что судьба нас снова свела, да еще в таком, казалось бы, абсурдном для встречи месте. Но у судьбы, знаете, на все свои планы....Поэтому мы поздоровались (Олаф, кстати, был удивлен этой встрече гораздо меньше нас!), поделились, кто где был последние несколько дней, тепло попрощались и продолжили каждый свою дорогу....

Медведей мы, к сожалению (или к счастью!), не увидели. Если очень хочется увидеть косолапого на безопасном расстоянии, то нужно ехать на Курильское озеро, где в период с конца июля по сентябрь мишки обитают в больших количествах в поисках лосося, который в это время идет на нерест. Однако такое удовольствие обойдется не дешево, в среднем, 35 тысяч на человека, поэтому мы решили эту поездку отложить на следующий раз. А непредвиденных встреч с мишками лучше избегать, так как прогнозировать исход такого свидания никогда нельзя. 

Эта поездка стала самой запоминающейся за всю нашу жизнь, и уж точно не последней. Уже следующей весной мы собираемся приехать снова, чтобы попробовать хели-бординг и покататься на заснеженных склонах спящих вулканов. Поэтому мы не прощаемся с Камчаткой, мы говорим «до свидания».

А еще у нас для вас небольшой бонус. В поездках мы всегда смотрим много фильмов и читаем много книг, поэтому предлагаем вашему внимаю небольшую подборку из того, что нам понравилось. Надеемся, что наши советы пригодятся!

Книги:

Хохот Шамана 

В Диких Условиях

В Тени Вечной Красоты

Фильмы:

Дикая

Маленькая смерть

Перед классом

Человек, который все же пошел своей дорогой, обязательно должен жить отшельником? 

— Нет. Но у него должен быть свой берег сокровищ... У него должна быть внутренняя территория, недоступная другим.

— Туда выносит жизнь всякий хлам, как на вчерашний берег?

— Без этого не бывает. (Смеемся). Но есть там и много ценного.

— Если пустить туда другого, он соберет все ценное?

— Полбеды, если так. Может еще и нагадить. Твой Берег Сокровищ должен быть полностью недоступен другим

(с) Хохот Шамана

 

Gathering memories of Fall

 

Когда фотография становится твоей профессией, снимать "для себя" почти не удается: в съемочных поездках на это просто нет времени, в путешествиях хочется отдохнуть от просмотра мира через объектив. Но все чаще мы приходим к выводу, что личные воспоминания - самые дорогие...И они разжигают в сердце такой костер, который, даже догорая, оставляет свои угольки в виде фотографий. Нужно только не лениться и, даже когда кажется, что от всего устал, заставлять себя сделать пару снимков на память. Так, по крупицам мы собрали пост о наших последних поездках - в Карелию, Крым и на Волгу. Две последние поездки мы оставим без словесного внимания, просто достаточно посмотреть немногие фотографии из этих мест и понять, что было тепло, красиво и надо повторить еще раз, а вот о Карелии все-таки хочется обронить пару слов. 

В Карелию мы ездили в сентябре этого года. Почти 1900 километров проехали на машине уже с новым членом семьи - серебристым Далласом. Что-то безумно романтичное теплится в путешествиях на машине. В полной мере это ощутимо, когда едешь ночью по бескрайнее тайге, сверху наблюдают тысячи звезд, навстречу ни одной другой машины, а вокруг бескрайние леса, - и тут мельком проносится мысль: "Мы здесь одни на сотни километров вперед, что если это и есть настоящая реальность и больше никакого другого мира или цивилизации не существует?"

Так мы добирались до нашего ночлега, а точнее, - заброшенного в краю тысяч озер деревянного дома, где и жили всю поездку. Каждый день мы выбирались в лес, на водопады, исследовали на лодке приграничные недофинские территории. Говорят, в Карелии легко можно встретить медведя, но этой чести бурый хранитель Тайги нас не удостоил, да оно и к лучшему! 

Полное отсутствие к каким-либо средствам связи - Интернету, мобильной связи, ТВ, - пробуждает в человеке новые ощущения. Мы почувствовали такую свободу, ненужность и тленность современной зависимости от гаджетов. Просто выходили на улицу, брали гитару и подбирали разные песни..Разучили "All I want" группы Kadoline, и теперь это прямо знаковая песня карельской поездки. Особенным был последний вечер, когда упиваясь звездным небом и без труда различая четкие очертания млечного пути, Ярослав играл на гитаре, а я просто лежала на мягком мху, укутавшись в махровое одеяло. Звуки тихо разносились по озеру и водная гладь чуть сотрясалась от струнных вибраций. В лесу не могла уснуть кукушка...